Изменения в сфере внешней трудовой миграции 2020-2021 гг.

Источник фото: https://ru.freepik.com/

К началу распространения в России пандемии коронавируса и введения локдауна в марте 2020 года в структуре внешней трудовой миграции преобладал индивидуальный стихийный въезд иностранных граждан с последующей самостоятельной легализацией, в том числе через различного рода посредников. Организованные формы трудовой миграции развивались слабо.

Вынужденное закрытие государственных границ изменило данную структуру. Массовый въезд иностранных граждан стал невозможен, что резко сократило емкость российского рынка труда накануне открытия строительного и сельскохозяйственного сезона. Сохранение среди крупных компаний (с российским и иностранным учредительством) высокой потребности в рабочей силе из стран Центральной Азии привело к активному использованию организованного набора, принципы которого были сформулированы в положениях межправительственного Соглашения между РФ и Узбекистаном (от 5 апреля 2017 года).

В условиях локдауна на базе организованного набора сложился механизм целевого трансфера, который включает коллективный (бригадный) въезд иностранных рабочих под конкретные вакансии, их обязательную двухнедельную самоизоляцию на территории специальных обсерваций, медицинское освидетельствование и оформление пакета законодательно утвержденных разрешительных документов.

Для иностранных граждан, оказавшихся на территории России до пандемии, была введена и неоднократно продлевалась «миграционная амнистия», позволяющая регулировать правой статус без учета требований к установленным для этого срокам. Сегодня ее положения распространяются и на вновь прибывающих нерезидентов. Так с 16 июня 2021 года они могут оформить патент на работу в период до 31 декабря 2021 года.

Наряду с общим смягчением миграционного режима в России и упрощением бюрократических процедур принят комплекс изменений в законодательстве, нацеленных на повышение контроля в сфере внешней трудовой миграции.

Основным ориентиром стало совершенствование системы учета пересекающих границу страны иностранных граждан, а также создание единой межведомственной статистики по миграционным процессам. С этой целью инициировано внедрение цифровых решений (Реестр российских работодателей, Реестр иностранных работников). Ключевые задачи на данном направлении – изучение и восполнение потребностей национального рынка труда с учетом региональной специфики, сокращение поля нелегальной миграции и как итог – рост налоговых поступлений в государственный бюджет за счет ежемесячных выплат по оплате патентов на работу.

Другой важный вектор – создание «миграционного фронтира» и предоставление государственных услуг за пределами России в странах исхода мигрантов. На предварительном этапе иностранный гражданин, претендующий на проживание и трудоустройство в РФ (визовый и безвизовый порядок), сможет пройти на родине курс русского языка и оформить полный пакет разрешительных документов. Этот шаг рассматривается как очередной на пути укрепления единого регионального рынка труда и вовлечения соседних стран в орбиту экономического пространства ЕАЭС. Следует отметить, что в случае вступления в Союз Узбекистана и Таджикистана, чьи граждане составляют до 70% трудовых мигрантов в РФ, патентная система может распространиться на граждан всех стран-членов ЕАЭС. На данный момент они патент не оформляют и отчисление не платят.

С июня 2021 года вступил в силу новый порядок проведения комплексного экзамена для трудовых мигрантов. Соответствующие поправки в статью 15.1. Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», 8 декабря 2020 года утвердил президент России Владимир Путин. Документ должен привести к единообразию ранее разрозненную систему. Устанавливаются новые нормы минимальных знаний, необходимых для получения патента на работу, повышается ответственность уполномоченных ВУЗов за нарушения процедуры тестирования, запрещается участие в процессе любых посреднических структур.

Нельзя не отметить, что реформа российского миграционного законодательства обострила политическую и общественную дискуссию о зависимости страны от иностранной рабочей силы (ИРС). Во многом резонанс связан с тем, что ковидные реалии наложились на тенденцию последних лет по увеличению доли трудовых мигрантов в сфере услуг (ЖКХ, такси, гостиничный, ресторанный бизнес). Это – свидетельство растущей ориентации иностранных граждан на долгосрочное проживание в России и выбор постоянной работы вместо циркулярной миграции и сезонных видов деятельности.

Изучение спроса на ИРС среди российского населения: индивидуальных предпринимателей (малые и микропредприятия) и домохозяйств дает возможность взглянуть на ситуацию с иной точки зрения. Согласно данным Росстата («Выборочное наблюдение труда мигрантов») за 2019 год 168 тыс. ИП наняли 466,6 тыс. иностранных рабочих. Основными точками приложения их труда стали: торговля, ремонт автотранспорта (39%), строительство (17%), обрабатывающее производство (12%).

Из 8,7 млн. российских домохозяйств к найму ИРС в 2019 году прибегли 2,5%. Общее число нанятых трудовых мигрантов составило 2,9 млн. чел.: строительство (47%), уборка помещений (15%), садоводство (14%).

В масштабах страны приведенные цифры невелики и демонстрируют, что население РФ привлекало ИРС и привычно контактировало с ней в рамках преимущественно сезонных видов деятельности. Поступательное увеличение доли ИРС в сфере услуг расширило зону регулярных контактов россиян с иностранными гражданами на бытовом уровне в повседневной жизни. Отчасти это объясняет распространенное мнение об избытке трудовых мигрантов, об угрозе коренным жителям.

Отсюда проистекает и диссонанс между общественными настроениями и заявлениями первых лиц РФ о нехватке ИРС. В понимании граждан РФ инициатива по привлечению в экономику страны 3-5 млн. недостающих трудовых мигрантов означает полное преображение таких профессий как продавец, таксист, уборщик территории, т.е. тех, с кем они ежедневно коммуницируют.

На деле же речь идет о поддержке крупного бизнеса, занятого на реализации масштабных строительных проектов и испытывающего высокую потребность в организованной мобилизации трудовых ресурсов. Существующие квоты на ИРС забирают именно крупные компании.

Текущие изменения в сфере внешней трудовой миграции предполагают коренное преобразование ее устройства. Фундаментом станет централизованное ручное управление процессами, упор на организованные формы мобильности иностранных граждан, повышение экономических выгод для России как центра притяжения миграционных потоков.

На этом фоне повышается значение эффективной системы интеграции ИРС в российское общество, начиная с преподавания русского языка в странах исхода и заканчивая строгой оценкой полученных знаний. Это обеспечит плавный вход трудовых мигрантов в российское общество и снизит их неприятие в наиболее контактных сферах межличностного общения.

Вместе с тем, сохраняется неопределенность в части ресурсного обеспечения законодательных изменений. Чрезмерная нагрузка на МВД России, как главного оператора реформы российского миграционного режима, ставит вопрос о наличии глобальной кадровой и материально-технической базы, необходимой для реализации всего комплекса инициатив. Важным союзником в этом деле выступает бизнес, участвующий в совершенствовании сервиса услуг для иностранных граждан.